Главная Редакция Рубрики Архив Объявления
 
 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

«Корни и ветви»

Статья «Одно село на две республики», опубликованная в нашей газете (№ 14 от 1 апреля 2017 года), вызвала резонанс среди читателей. Особенно возмущались краеведы Новозыбковского района, которые указали, что такого быть не могло и известный белорусский писатель Иван Шамякин никогда не проживал в п.Камень, и родился в с.Корма Добрушского района.
Тот факт, что он родился в с.Корма, никто не ставит под сомнение, в статье шел разговор, что какое-то время он вместе с родителями проживал в поселке Камень. И это подтверждается в его книге повестей «Своя нелегкая дорога», которую можно смело назвать библиографической. В «Книге реестра Добродеевского совета» отец, Петр Минович, записан как Шемякин, а не Шамякин – это опечатка секретаря, который заполнял в то время журнал.

Но вернемся к книге Ивана Петровича, вернее, к одной из повестей «Корни и ветви»:
«Родился я 30 января 1921 года в том уголке, где петухи поют на три республики – Белоруссию, Россию, Украину. Пройди братская граница по административному делению1926 года чуть западнее или севернее – и я мог бы учиться в русской или украинской школе. Но вот специфика работы моего отца Петра Миновича (в 1925 году был назначен на службу в лесничество) заставляла менять место жительства семьи по любому новому назначению. Так, весной 1927 года его переводят на новое место, и семья переехала в лес. «Стража», как называли избушку лесника, стояла у дороги, в густом сосновом бору. Затем последовало новое назначение. Семья переехала под село Кравцовку. В пятом классе я поменял три школы…»
«Но службу лесник Шамяка, как его называли, нес безукоризненно, – пишет о своем отце И.П.Шамякин. –  Служил, как говорится, не за страх, а за совесть. К тому же лесник Петро Шамяка был человеком гордым и неподкупным. О его честности, принципиальности даже анекдоты сочиняли… В оккупацию семью не выселили из ее жилья – никому не нужна была старая хата на краю села, на самой границе между Белоруссией и Россией. Но при отступлении немцы сожгли жилье лесника.
В 1944-м отец начал строить собственный дом: надобно жить, а надеяться, когда построит лесничество, – долгая песня. Хату он поставил хитро: на краю поселка Чехов, «вписав­шись» в улицу. Но... поселок русский, Новозыбковского района, а отцова хата – на белорусской земле, в Добрушском лесничестве. После он рассказывал со смехом: уточняли картографы границу, замеряли приборами и – к отцу с пре­тензией: «Дед, что ты наделал? Ты знаешь, что половина твоего сарая в Белоруссии, а вторая половина – в России?» Мать боялась, что заставят снести сарай.
Налог и страховку поначалу платили в Каменский сель­совет – рядом же, каких-то два километра. Но дотошный чиновник из Добрушского райфо докопался, что один из лесников пополняет своими копейками не ту кассу, и заста­вил платить Кормянскому совету – за 15 километров. Отец возмущался: «Какая разница? Не одно государство, что ли?»
Но перед смертью неожиданно выразил желание: не хоронить его на Каменском кладбище, похоронить в Дубецком, где после войны вырос поселок среди леса. Там, на лес­ном кладбище, под дубами, мы похоронили его 2 января 1966 года…»
То, что родители Ивана Петровича прожили в Камне до самой смерти его отца, подтверждает в своих воспоминаниях и жительница с.Камень Раиса Андреевна Мирошникова: «Я училась в школе, это конец 40-х годов, и наша учительница Мария Игнатьевна всегда зачитывала нам какой-нибудь очерк или рассказ Петра Шамякина, который уже тогда начинал публиковаться в газетах. Она всегда ему пророчила, что он будет великим писателем. Потом, повзрослев, в нашем селе я видела Ивана Петровича несколько раз, уже будучи известным писателем он приезжал к своим родителям. И мы, жители Камня, с удовольствием вели с ним у магазина разговор. Он любил слушать нас, простых колхозников, а нам было почетно и приятно общаться с такой знаменитостью…»

А.Сергеева
Фото В.Сычева

Май 5, 2017

 

 

Вся жизнь – в труде

 

Татьяну Петровну Гнускову – эту тихую, скромную женщину – знают многие жители нашего города и района.
«Жизнь я прожила очень тяжелую, – со слезами на глазах начинает рассказывать о себе Татьяна Петровна, – не дай бог никому прожить такую жизнь…»

Родилась Татьяна Петровна в с.Красная Знаменка Тереховского района Гомельской области. Во время Великой Отечественной войны погиб отец и два родных дяди – Иван Алексеевич Клапков (танкист) и Василий Алексеевич Клапков (был расстрелян немцами при отступлении). На маму и Татьяну – на этих хрупких, но сильных духом женщину и подростка – и легли все хлопоты-заботы и по двору, и в колхозе. «Некому было за нас заступиться: ни отца, ни дядьки, – вспоминает Татьяна Петровна. – Запрягаемся по шесть таких же подростков, как я, в плуг, а седьмой – за плугом и пашем колхозное поле, потому что ни волов, ни лошадей не хватало. А нам-то было всего по 15-16 лет. Но нормы выработки на колхозном поле давали нам наравне со взрослыми – маме 0,5 га льна и мне столько же. Рано утром, пока солнце еще не встало, нужно было вручную собрать семена льна, а потом отбить праником (деревянный валок - прим. авт.). Работали не за деньги, а за палочки-трудодни. А кроме этого, мы должны были еще подписаться на займ. Зарплату в колхозе не платили, а деньги надо было вносить наличные. Вот кто как мог и собирали деньги на займ. Погасить займ – это было святое дело, а о том, чтобы не подписаться на него – и разговора даже такого быть не могло. Моя мама пряла шерсть (у нас была овца), а я вязала платки, шарфы и продавала».


Для восстановления страны из послевоенной разрухи требовались деньги. Вот с простых жителей и брали обязательства о взносах денежных средств в государственную казну. Кроме этого, каждое хозяйство должно было сдать определенное количество штук яиц, литров молока. Домашних животных прятали под пол, чтобы в опись на обложение налогом не попали. Даже был введен налог на плодово-ягодные насаждения. «В поселке лишь у двух хозяев были сады, но они их спилили, чтобы не платить налог. Именно эти два дома из всей нашей деревни уцелели во время войны, – продолжает рассказ Татьяна Петровна. – Наш населенный пункт дважды горел, и большинство жителей жили в вырытых землянках, и мы с бабушкой и тетей-инвалидом около 10 лет прожили в землянке…»
После освобождения Гомеля от фашистов Татьяна Петровна расчищала наравне со взрослыми территорию «Гомсельмаша». А с 1943 по 1960 год работала в колхозе «Красное Знамя» Тереховского района Гомельской области. Несмотря на то, что образование у Татьяны Петровны было всего 5 классов, ее поставили бригадиром полеводческой бригады. В колхозе было две такие бригады. Работа бригадира очень ответственная, но почетная: «Мама моя в колхозе «стахановкой» была, то есть передовой работницей. А я всяких работ испытала. Была членом ревизионной комиссии. Да и на ферме пришлось поработать. А это труд тоже не из легких. Несешь, бывало, на коромысле два ведра воды, а третье – в руке, чтобы скот напоить. И не один раз так по воду сходить нужно. А картошку надо вымыть перед тем, как варить свиньям в чанах. Воды-то теплой нет, вот в холодной воде руками и плещешься. Где ж тут руки болеть не будут? А зимой соломы на подстилку животным принести надо. Вот со скирды таскаешь да сразу на подводу. Ни со своим здоровьем, ни со своим временем я не считалась. Самое главное для меня в работе был результат», – подытоживает разговор Татьяна Петровна.
И это, действительно, так, судя по ее многочисленным наградам и почетным грамотам: ударник коммунистического труда (1971), медаль с присвоением звания «Ветеран труда» (1996), медаль «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.»
С 1960 года она работала на Злынковской мебельной фабрике. Сначала определили в сушильный цех, затем перевели на рейсмус (детали пропускали через станок, чтобы были ровные ножки столов, крышки). После рождения детей Татьяна Петровна сразу выходила на работу. А после рождения третьей дочери ей оформили группу инвалидности. Требовался легкий труд. Но где на производстве найти такой? И до самого ухода на пенсию пришлось работать наборщицей. Стаж работы на мебельной фабрике – более 20 лет.
Татьяна Петровна вышла замуж. Но счастье длилось недолго, муж умер, и она осталась с маленькой дочкой на руках. Затем второй брак с Даниилом Прохоровичем Гнусковым, который в то время работал налоговым агентом Денисковичского сельского совета. В семье родились еще две дочери. А в 1960 году семья переехала в Злынку.
Даниил Прохорович устроился работать на мебельную фабрику. Девочки подрастали. Но снова несчастье – муж тяжело заболел. «Просила главврача Злынковской ЦРБ, чтобы выдали мне больничный лист по уходу за тяжелобольным мужем хоть на недельку, а в ответ получила отказ: «Нет, не положено. Пусть дочь ухаживает». А ребенку-то только 8 лет! И моя бедная девочка была весь день возле смертельно больного отца, пока я была на работе», – сетует Татьяна Петровна. 2 августа 1974 г. Даниил Прохорович умер. Тяжело и больно было Татьяне Петровне пережить горечь утраты любимого супруга.

 


Людмила Данииловна (дочь), которая в свои 8 лет ухаживала за отцом, все помнит в мельчайших подробностях: «Приехала какая-то комиссия, – вспоминает она, – а я в палате возле отца сижу. Тут же приказали меня убрать из больницы, чтобы я не слышала стонов отца от невыносимой боли. Меня отвезли в деревню к бабушке. Я там пробыла недолго. Как-то однажды к окну подлетела птичка – постучала и улетела, тут же вернулась и опять стучит. Помню, бабушка вздохнула и говорит: «Новость нам печальную принесла». И действительно, за мной приехали родственники, так как папа умер. А знаете, он же мне даже имя изменил. Я Галиной вначале была названа. Но у меня был такой голос, что отец все думал, что я буду петь. А у него любимая певица была Людмила Зыкина. И он меня в честь этой великой певицы и назвал Людмилой».
После смерти мужа Татьяна Петровна одна поднимала детей. Было очень тяжело. Помощи ждать было не от кого. «Младшая дочь пошла в первый класс, – продолжает рассказ Татьяна Петровна. – Уговорили меня учителя написать заявление на материальную помощь, да отказали мне в родительском комитете. Спасибо за внимание, человечность, заботу хочу сказать нашей соседке Полине Васильевне Жевлаковой. Она связала моей Людочке такую красивую кофточку, что эта кофточка и мне, и дочери моей запомнилась на всю жизнь. Скажете, мелочь? А знаете, как приятно! А себе я ничего лишнего не позволяла».
О чрезмерной экономии мамы по отношению к самой себе говорит и дочь Людмила Данииловна: «На всю жизнь я запомнила обед мамы, который она брала с собой на мебельную фабрику – это пол-литровая баночка супа и два кусочка хлеба. А с работы придет, пойдет на огород, морковку вырвет или стручки гороха – это и был ее ужин. Во всем старалась на себе сэкономить, чтоб хоть что-то нам, детям, купить».
Татьяна Петровна очень любит землю. В поле, далеко от их дома, был земельный участок – всегда своя картошка, свои овощи. В силу здоровья пришлось Татьяне Петровне отказаться от участка. Так она возле дома разбила клумбу, посадила цветы. Даже стол сама сделала: вкопала столбики, прибила крышку – и стол готов. А еще она занимается благоустройством двора – под ее руководством посажены вишни и сливы. Теперь Татьяна Петровна помогает внукам. И так всю жизнь – дети, внуки на первом месте.

 


А сколько было у нее радости, когда к ней на юбилей приехала дочь, хоть и на костылях, но приехала!
Дети и внуки очень любят Татьяну Петровну, заботятся о ней и берегут. Хоть и трудную жизнь прожила наша героиня, но в детях и внуках она – счастливый человек! Хотелось бы, чтобы такой заботой, вниманием, трепетным отношением со стороны детей и внуков были окружены все родители. И не надо для этого иметь высшее образование (Татьяна Петровна очень переживает, что из-за своей бедности не смогла детям дать высшее образование), важно оставаться человеком в любых обстоятельствах. И это – самое главное!

А.СЕРГЕЕВА

Май 2, 2017

 

 

«Помогите найти  информацию о моем дедушке»

С такой просьбой в нашу Злынковскую центральную библиотеку обратилась Елена Карачарова, внучка Василия Георгиевича Баранова
Почему обратилась именно в Злынку, ответ простой: в их семейном альбоме есть  фотографии 1934 года, где указано «Злынка».

«Никто не знает, почему он там был, но мы связываем с местной мебельной фабрикой, так как дед хорошо делал мебель, – пишет  в своем письме Елена.– Может, его кто узнает на фото? Подскажите, возможно ли найти какую-либо информацию  о служащих фабрики в те годы? Нам очень интересно узнать о прошлом своего дедушки, к сожалению, большая часть его жизни для нас утеряна. Может, кто узнает себя на фото. О дедушке мы знаем совсем немного: по свидетельству о браке дедушку звали  Василий Георгиевич Баранов,  предполагается, что он родился в  1903 году в  деревне Насакино Нерехтского  района Костромской губернии (документально подтвердить факт рождения 20.12.1903 не удалось). Единственное, что знаем, дед имел хорошее образование, был счетоводом и товароведом уже после войны. В Беломорске (с. Сорока), возможно, появился после 36-37 года как вольнонаемный Беломорско-Балтийского канала. Жить с бабушкой стали в 1940 году.
На фотографии, где девушка, надпись: то ли Леля, то ли Лёля».

Эту информацию мы решили разместить и на страницах нашей газеты «Знамя». Может, действительно, кто-то узнает себя или изображенных на фото людей.

Е.Приходько

Апрель 24, 2017

 

55 лет рука об руку

Для семьи Василия Ивановича и Нины Михайловны Червяковых нынешний год богат на юбилеи. Во-первых, 30 марта у Василия Ивановича был юбилей – ему исполнилось 80 лет! Во-вторых, 4 февраля супруги отметили изумрудную свадьбу – 55 лет рука об руку они идут по жизни!

Василий Иванович Червяков родился 30 марта 1937 года в Злынке и свою жизнь посвятил родному городу: «Все, что смог, сделал», – говорит Василий Иванович. А сделано золотыми руками этого удивительного человека очень много. Ведь Василий Иванович мастер на все руки: он и каменщик, и плотник, и столяр, и печник.
Печному мастерству он учился у Федора Захаровича Воронина, Терентия Яковлевича Ларина, Афанасия Карповича Драпова, которых ветеран вспоминает с благодарностью. Овладел мастерством печника в совершенстве: будь то «шведка» или «голландка». «Наверное, пол-Злынки домов посетил со своими рабочими инструментами и подарил людям тепло и уют в доме, – вспоминает о тех временах Василий Иванович.– Но этим я занимался в свободное от работы время, а работал я каменщиком в РСУ, затем в сельхозтехнике, ПМК – мы строили наш городок, и он хорошел у нас на глазах. Многоквартирные жилые дома на улице Щорса, пристройка к Дому культуры, к средней школе №1, кинотеатр «Знамя», общежитие СПТУ-5, библиотека, трехэтажное здание Злынковской ЦРБ, жилой многоэтажный дом для врачей, многоэтажки по ул.И.Рубцовой, все помещения и сооружения Злынковского отделения сельхозтехники, дом-интернат в с.Белый Колодец, радиологическая лаборатория в Новозыбкове – вся кирпичная кладка этих объектов выполнена нашими руками. В бригаде у нас было 12 человек, а подсобниками в основном работали девчата. Ох, и доставалось же им! Перемычку в 125 кг они вдвоем на третий этаж затаскивали, ведрами раствор подносили… Я, как бригадир, их очень жалел. И зарплата у них была такая же, как и у каменщиков. Пинчукова Римма это может подтвердить. Она работала у нас в бригаде. Сын, Николай, тоже пошел по моим стопам: начинал свою трудовую деятельность у меня в бригаде. В колхозах строили коровники, свинарники, кирпичные дома, клубы. В Лысых такой Дом культуры «отгрохали», да недолго ему суждено было людям служить: сумасшедшие 90-е годы на все отпечаток наложили… Даже железобетонные блоки, заложенные под фундамент, все демонтировали «предприимчивые» люди. Очень обидно и жалко. Но что поделаешь…
Кирпичную кладку мы вели круглый год. И даже зимой. Бывало, мороз за минус 20, а мы работаем: песок греем, раствор вручную замешиваем, тут же стены кладем. Некоторые жители сомневались в прочности кладки: «Вот наступит весна, и рассыплется ваша стройка…» Да не тут-то было: если все сделано с умом, с душой, то служить такой объект будет очень долго. Ведь все делается для людей, для нас. И это должно быть с оценкой «отлично» и никак по-другому.

Начинал трудовую деятельность Василий Иванович в «Химтруде», где выпускали круглые столы, делали резные шахматные фигуры, а клещевники гнули хомуты для лошадей... Три года отслужил в армии. Вернувшись, устроился в бригаду подсобником в Злынковское городское РСУ. А тогда попробуй устроиться на хорошую работу. Правда, платили там не более 120 рублей. Отработав 14 лет, перешел в «Брянскмежстрой». «Тут и зарплата значительно выше была, да и внимания к нам, простым рабочим, уделялось больше, – вспоминает В.И. Червяков. – Строили жилые дома. Навсегда запомнился один случай. Подходит как-то Михаил Федорович Филонов (он тогда был начальником ПМК) и спрашивает: «Вы все имеете свое жилье?» Оказалось, что у моего сына и у Гаврикова нет собственного жилья. Он тут же распорядился: «Организация дает вам все строительные материалы для строительства дома, платит зарплату бригаде, а вы во внерабочее время строите для них дом». Так и построили дом, в котором их семьи и проживают до сих пор.
Когда работали по селам, мы там и жили. Сами себе варили. Нас снабжали всеми продуктами, колхоз выделял мясо (телятина – 50 копеек за килограмм, свинина – 1 рубль). А молока – бери, сколько хочешь, на ферме бесплатно. А позже, когда организация разбогатела, купили автобус и уже на нем возили нас на работу и привозили обратно. Но при этом и командировочные платили, и премию к зарплате всегда хорошую начисляли. Но мы ведь тоже трудились, не покладая рук. Я с малолетства к труду приучен. В 9 лет я уже и косил, и топором работал, ну а заготовка шишек, шигалья для отопления дома – это была обязанность детей (в нашей семье было 7 ребятишек). Придем со школы, тачку в руки – и в лес. Дров-то тогда не было – не выписать в лесничестве, несмотря на то, что жили в лесу. Поблажка при выписке дров была лишь той семье, которая помогала сажать лес. Наша семья постоянно помогала в этом. Наверное, и любовь к лесу, к природе, ко всему живому у меня с тех пор».
Выйдя на пенсию, Василий Иванович и Нина Михайловна объездили на велосипедах все леса в округе. Нина Михайловна – большая умница, отличная хозяйка, заботливая и чуткая, внимательная и добродушная.
Супруги ухаживают за могилой неизвестного солдата, что в конце улицы Кирова, по дороге к озеру. Сделали и памятник, и столбики вкопали, цепи металлические к столбикам прикрепили. Оформили должным образом могилку. Людмиле Леонидовне Васильцовой, учительнице Злынковской школы №2, об этом рассказали, и она долгое время с пионерами шефствовала над этой могилой.
«В этом году, к сожалению, – сетует Василий Иванович, – я уже не смог добраться из-за ампутации ноги, но жена продолжает ухаживать одна. Но сейчас никому ничего не надо. Страшно. Уж и пионеров нет, и комсомольцев. А как раньше жили хорошо: не было ни бедных, ни богатых, все одинаковые были. И при этом – все счастливые… Помню, после войны нужно было очистить городское озеро. Мы, простые жители города, каждый со своей лопатой идем чистить пруд. Духовой оркестр играет, музыка, смех – весело было, и работа спорилась. За 3-4 недели озеро вычистили, облагородили, берега укрепили. Это уже в 60-е годы сельхозтехника вела механизированные работы на озере. Отличное место отдыха тогда было и для взрослых, и для детей»…
Чувство доброты, заботы, внимания, порядочности ко всем и всему свойственны и самому Василию Ивановичу. Вот, например, один случай из его жизни. Познакомился со своей будущей женой он в селе Кривец Новозыбковского района, когда строили коровники. Нина тогда работала дояркой. Красивая, молоденькая, трудолюбивая, а главное – неизбалованная. Вся бригада для Василия ее «высматривала». В июне 1961 года познакомились и свадьбу в феврале 1962 года сыграли. И вот через год, 8 марта 1963 года – Международный женский день. Молодой супруг тогда работал на стройке в Новозыбковском районе. Сильная метель в этот день поднялась, что отменили даже движение автобусов. Как поздравить молодую жену, маму, сестер с праздником? Телефонов не было. И Василий Иванович пошел пешком. Вышел по-темному и пришел в темноте, отмахав 45 верст! Пришел домой (они тогда жили с родителями) весь в изморози, заснеженный, ночь на улице, ясно, что никаким транспортом не доберешься, – все домочадцы ахнули. А мама, увидев сына, чуть в обморок не упала. «Вот это любовь», – сказала она».


Василий Иванович вспоминает этот случай с улыбкой на лице, а жена продолжает: «Тогда же цветов не было, не дарили, вот он был сам подарком нам всем. А вообще, во время ухаживаний за мной Вася мне очень вкусные конфеты привозил. У нас же в деревне такого отродясь не было. И я делилась ими со своими подружками».
Надо сказать, любовь, уважение, взаимопонимание в этой замечательной семье царят ежеминутно, несмотря ни на что.
Сам хозяин, имея инвалидность, плохое зрение (сказалась травма глаза на производстве), к жизни относится очень оптимистично. Огромная сила духа и воли свойственна этому удивительному человеку. Построил сам дом, вырастил детей, посадил сад – значит, как говорится в народе, и жизнь удалась. Ведь после 9 лет совместной жизни с родителями молодая семья построила собственными руками дом, в котором живут и сейчас. Чувство глубокого уважения к родителям Василий Иванович пронес через всю жизнь. И сейчас он с любовью говорит о них: «Мои теща и тесть – золотые люди».
Золотыми руками Василия Ивановича почти все дома нового городка построены. Трудовой стаж его – более 40 лет. За свой многолетний добросовестный труд и Василий Иванович, и Нина Михайловна в один день были награждены медалями «За доблестный труд». Оба супруга – ветераны труда.
В настоящее время им помогают дети, внуки, брат жены, который запрещает им работать на огороде и сам полностью снабжает продуктами. Супруги очень благодарны им всем за помощь и поддержку.

А.Сергеева
(Фото из семейного архива)

Апрель 19, 2017

Не забывайте о нас

В нашей статье мы расскажем о двух женщинах, которые перенесли все тяготы фашистской неволи, – о Фекле Васильевне Ефимовой, малолетней узнице, и о Матрене Федоровне Силиной, угнанной в Германию уже будучи совершеннолетней.

 


К сожалению, Матрены Федоровны уже нет в живых, но ее рассказы, как было там, на чужбине, помнят ее дети и внуки. Матрена Федоровна – злынковчанка, родилась в 1919 году, в Германию ее угнали, когда ей было полных 25 лет. Убежать не удалось, их охраняли очень хорошо. Повезло в одном: ни на фабрику не отправили, ни на завод, где условия были невыносимые, а к хозяину. Работу определили – ухаживать за скотом и заниматься огородом. К заключенной относились сносно, не били – и то дело. Сразу же, как только пригласили за стол, выдали отдельную ложку, вилку и нож (на фото). «Если потеряешь, – сказали узнице, – будешь есть руками, а то и вовсе не кушать, но второго комплекта не получишь». Эти столовые приборы она привезла и домой. Сегодня, как память о тех ужасных днях, ложка и нож (вилка сломалась) хранятся у дочери. Их показывают внукам, покажут и правнукам.
Фекла Васильевна Ефимова живет в Злынке и, несмотря на то, что в фашистскую неволю попала малолетним ребенком, все прекрасно помнит. Жили они тогда большой и дружной семьей в с.Закалье Брестской области. Война разлучили их, а с некоторыми родными и навсегда. «Всю нашу семью с другими людьми погрузили в товарный вагон, – вспоминает Фекла Васильевна. – Нам еще повезло: отца Василия Андреевича, мать Евдокию Емельяновну, сестру Марию (1936 года рождения) и меня (1931 года) – посадили вместе. Старшая же сестра Анастасия, ей было 24 года, долго пряталась, но все равно была угнана в рабство и вместе со своей тетей Евгенией Емельяновной и братом Петром попала в Австрию. Мы же были в самой Германии. Мама и мы с Машей работали на станции на разгрузке вагонов. Помню такой случай, что при разгрузке очередного состава упала под вагон, забила сильно ногу. Пришел немецкий санитар, измерил у меня температуру. Она оказалась в норме, и нас с мамой посадили в тюрьму. Отец там же на станции работал сапожником. Потом, когда фронт стал приближаться, нас перевели в Чехословакию. Лагерь сделали где-то в лесу, сидели за колючей проволокой. Всего там было 50 семей – из Смоленщины и Брянской области. На работу нас гоняли в Карпатские горы, там мы сажали лес. Эта работа мне нравилась. Нами командовал старенький немец. И вот в один день мы услышали, как громко загудели сирены. Все испугались, стали спрашивать: что за тревога, что произошло? А немец говорит: «Войне конец. Гитлер капут», – заплакал и убежал. Мы, дети, не могли понять, что случилось. Потом отец нам пояснил, что их Гитлера убили, вот они и плачут. Вскоре после этого всех освободили советские воины, бывших заключенных погрузили на машины и привезли в г.Трутнов.

 


«После гор нам все было в радость – тут же сады цвели! Мы рвали щавель, мама из него нам пекла оладушки. Поселили нас в еврейскую семью, сначала пожили у них, а потом на машинах было решено переправить нас в Раву-Русскую. Но до этого места мы не доехали, машина сломалась, и мы стали добираться до станции самостоятельно, – продолжает рассказ Фекла Васильевна. – Отца с нами уже не было, он ушел после освобождения из концлагеря с частями Красной Армии на фронт. Мама была неграмотная, читать не могла, спросила у работника станции, в каком направлении идет поезд на Брест, ей показали. Но, видно, мы что-то перепутали: когда нам сказали, что поезд дальше не пойдет, он прибыл в точку назначения, то оказалось, что мы приехали не в Брест, а в Брянск. Снова отправились на товарняке. Путь возвращения на Родину затянулся до самой осени. Вернулись домой в с. Закалье, а люди вовсю картошку копают. Дом наш не сохранился, сожгли фашисты. Но зато все живы, все вернулись, только вот старшая сестра после освобождения из концлагеря ушла с Красной Армией (она была санитаркой) и погибла на поле боя.
Вот такой получился рассказ о скитаниях малолетней узницы Ф.В. Ефимовой (в девичестве Масько). К этому надо добавить, что, наверное, судьбой было предрешено вновь приехать в Брянскую область и остаться тут жить. Дочь Феклы Васильевны вышла замуж и обосновалась в Злынке, а потом забрала к себе и маму.

А.Сергеева

(Фото из семейных архивов)

Апрель 17, 2017

 

Теплом и лаской прочно связанная жизнь…

В нашем городе и районе есть более трех десятков супружеских пар, живущих в браке более 60 лет. 60 лет совместной жизни – срок довольно большой, и после него каждый следующий год можно смело назвать юбилейным.
Об одной из таких замечательных супружеских пар и пойдет наш разговор.

У Юрия Иосифовича и Марии Яковлевны Лутченковых 3 ноября 2017 года исполняется 63 года совместной жизни.
Познакомились они в 1954 году в г.Таганроге. красивая, молоденькая Мария сразу приглянулась Юрию. Он в то время служил в одной из войсковых частей города (срок воинской службы в то время составлял 5 лет). А Мария работала телеграфисткой на военном заводе. И первая их встреча состоялась в общежитии.
«Ухаживания Юры, – с удовольствием вспоминает Мария Яковлевна, – были скромные. Господи, да у него же в детстве ни материнской ласки, ни заботы, ни внимания – ничего этого не было. Мамочка их умерла, когда старшей из девочек было 10 лет. А отец в первый же год Великой Отечественной войны в 1941 году пропал без вести. Под Смоленском тогда шли ожесточенные бои, а ведь они-то сами из Смоленска. После такого сообщения мачеха и ушла из семьи. И дети остались одни. Меня моя мама все учила: «Маша, будь поласковей, повнимательней к Юре, ведь ты должна ему быть и за жену, и за маму».

Торжественная регистрация брака состоялась в ЗАГСе в городе Таганроге: «Вспоминаем сейчас со слезами на глазах. Теперь-то у невест фантастически красивые свадебные платья. А тогда что было? Если что-то и можно было бы купить, так откуда у нас деньги на все это? Сколько мы тогда получали? Но ничего, я не жалуюсь ни на что. Так вот, девчата мне пошили свадебное платье из…марли. Да, из марли! Сделали три волана, накрахмалили, бант на груди прикололи, тоже из марли – и готово платье для невесты. Проблема возникла с туфлями. Надо сказать, что в общежитии мы жили одной большой дружной семьей – всегда друг друга выручали, помогали, делились всем, у кого что было. И вот мне одна девчонка предлагает свои белые туфли на каблучке: такие красивые, глаз не отвести. Но…размер-то 39, намного больше моего. Мы долго думали и нашли выход: мы мои парусиновые голубенькие тапочки натерли…зубным порошком и получились они беленькие. Очень даже симпатичные. И вот, идем мы под ручку с Юрой по ковровой дорожке в ЗАГСе к столу, а за мной после каждого пройденного шага остается белый след. Я стараюсь подошвой затереть, растереть оставшийся порошок по дорожке. При этом состояние у меня не из лучших. Но заведующая ЗАГСом, такая добрая, чуткая женщина и говорит: «Я все понимаю. Не стесняйтесь. Не обращайте ни на что внимание…!» Вот так мы и расписались с Юрой».

Город Таганрог очень красивый. Но пришлось вскоре молодой семье уехать оттуда: « Родители мои постарели, и им необходима была помощь, – продолжает Мария Яковлевна. – Так мы и приехали в Климовский район в село Юрковичи. Жили там, работали. Но в свое время колхоз распался, люди стали уезжать из села. Вот и мы переехали в Злынку по совету моего брата, который жил в Злынке и работал в училище.

Работали с мужем на мебельной фабрике. Я была в бригаде шлифовщиц у Надежды Харитоновны Осиповой. Бригада была очень дружная, я даже помню всех, кто в нее входил – Антонина Трояновская, Надежда Соловьева, Паша Кривенкова, Надежда Молчанова. Девчата все были веселые, голосистые. Бывало, работаем и поем. А директор фабрики, Станислав Ильич Синяк, проходя мимо, заходит в цех, а мы стоим за столиком и поем. Он нам говорит: «Ну, девчата! А я думал, у вас перерыв! Какие же вы молодцы, как красиво поете! Вот стоял бы и слушал ваше пение…» Мы и в работе и в быту были очень дружные. Паша Кривенкова жила одна. Чтобы ее поддержать как-то морально, мы часто в выходные дни наведывались к ней всей бригадой: кто что дома приготовит – и стол накрыт общими усилиями. Весело было, интересно: во двор выйдем – песни поем. А сейчас что? Нынешняя молодежь все в компьютере…».

Юрий Иосифович очень скромный. О себе рассказывать не любит: «Да что говорить? Работал, как все. В бригаде станочников нас было три человека: Николай Кривденко, Григорий Плотников и я. Работали на «бархатных» пилах. Заготавливали крышки для столов, царги».

И у Юрия Иосифовича, и у Марии Яковлевны – многочисленные записи в трудовых книжках в разделе «Сведения о благодарностях и поощрениях». Кроме этого, у них много Почетных грамот. Они ветераны труда, труженики тыла. Их фотографии были на Доске Почета мебельной фабрики не один год.
Директор фабрики Станислав Ильич, продолжает рассказ Мария Яковлевна, – и сейчас не забывает о нас, позвонит, поинтересуется здоровьем, как живем, может, в чем нуждаемся. А при встрече обнимет, как семью родную. Юрия Иосифовича он всегда хвалил и приговаривал: «Мария, ты не ошиблась в муже, , он очень скромный, исполнительный, дисциплинированный, чуткий, внимательный. Береги его!»»

Сейчас Мария Яковлевна очень плохо видит, и вся забота по дому лежит на плечах Юрия Иосифовича: он и завтрак, и обед, и ужин приготовит, и посильную работу по дому выполнит. Помогают родителям и дети: сын с невесткой, дочка с зятем. За что супруги очень им благодарны, что не оставляют без внимания престарелых родителей. А про дочку Валентину говорят: « Уж больно она нас балует и чрезмерным вниманием и заботой». В ответ на это можно сказать только одно: это замечательно, значит, есть чем гордиться – хороших детей воспитали.
Теплом, лаской, доверием прочно связана жизнь супругов Лутченковых. Они рука об руку идут по жизни вместе, несут теплоту сердец, душевный свет и бодрость духа. В заключении хочется пожелать супругам
счастья и добра, здоровья и силы. А Марию Яковлевну поздравить и с днем рождения -10 апреля ей исполниться 83 года. Пусть ваши души будут молоды всегда и неважно, сколько лет пробило!

А.Сергеева.

На снимках: Семья Лутченковых

Фото из семейного альбома.

 

 

Жизнь, прожитая с пользой


30 марта Надежда Харитоновна Осипова отметила замечательный юбилей –
ей исполнилось 90 лет!

Этот возраст очень почтенный, и немногие счастливцы имеют возможность отметить такой день. Как правило, это поколение закаленных голодом, холодом, войной, горем, слезами, муками, страданиями и разрухой. Это сильные, мужественные люди, чья жизнь для нас является примером.
…Родилась Надежда Харитоновна в многодетной семье. Семеро детей было у Харитона Фоковича и Ефросиньи Миновны: 5 сыновей и 2 дочери. Сестра Наденьки была старше ее на 18 лет. Отец- квалифицированный каменщик, как и многие другие наши злынковчане, работал на строительстве разных городов России. Ефросинья Миновна – домохозяйка, занималась воспитанием детей, содержала хозяйство, приусадебный участок – все лежало на ее плечах.
Рано закончилось детство у Надежды Харитоновны. Работа, работа – и так всю жизнь. Но на судьбу она не жалуется, а скромно говорит: «Жила, работала, как все люди».
В 1944-1945 годах, после освобождения района от немецко-фашистских захватчиков, работала на радиоузле в г.Злынке. Его начальником тогда был Александр Петрович Козлов.
– Я заряжала аккумуляторы, включала и выключила радио, читала и сама местные новости,– вспоминает Н.Х.Осипова. – Особенно мне запомнился один день – 9 мая 1945 года. Когда я включила радио, и раздался голос нашего известного диктора страны Юрия Левитана: «От Советского Информбюро… Великая Отечественная война, которую вел советский народ против немецко-фашистских захватчиков, победоносно завершена, Германия полностью разгромлена». Сидя в рубке радиоузла и слыша эту радостную весть, я смеялась и плакала, мне хотелось тоже крикнуть в трубку и сказать нашим жителям: «Победа, Победа, мы ее дождались…»
После Победы все население активно устремилось поднимать страну, район, город из разрухи. Не чурались тогда никакой работы. Надо было идти на лесоповал – шли, надо на стройку – впред! Пришлось и Надежде Харитоновне тогда поработать в лесу: и ветки обрубали, и дрова пилили, и лес сажали. В их бригаде тогда работало 4 девчонки, выполняли все работы наравне с мужчинами. Целый год в лесу отработали.
Потом семь лет Надежда Харитоновна трудилась в швейном цеху Злынковского горпромкомбината, а более 20 лет отдала Злынковской мебельной фабрике. И именно работу на мебельной фабрике она и читает своей основной трудово деятельностью.

Бывший директор мебельной фабрики С.И.Синяк до сих пор восторженно говорит о Надежде Харитоновне: «Она была отличным бригадиром шлифовщиц. И бригада у нее подобралась на редкость хорошая, даже, можно сказать, одна из лучших в машинно-заготовительном цеху. Все работницы отличались трудолюбием, дисциплинированностью. Продукция, выпускаемая этой бригадой, всегда отличалась качеством, соответствовала всем гостам. Коллектив ежедневно перевыполнял норму на 20-21 процент. Фотография Надежды Харитоновны не один год украшала «Доску почета» Злынковской мебельной фабрики».
Подтверждение тому и неоднократные материалы в районной газете фотокорреспондента, работника мебельной фабрики М.С.Кульминского, где прославлялась и бригада, и сама Надежда Харитоновна за свой ударный труд.


Но горе, случившееся с дочерью, заставило Н.Х.Осипову уйти с мебельной фабрики. После смерти дочери у нее на руках остались две несовершеннолетние внучки, которых надо было растить, поднимать на ноги.
– Жизнь не прошла мимо, – рассуждает Надежа Харитоновна, – всего хватило… С мужем прожила всего 27 лет. Он был очень хороший семьянин, все умел делать, во всем помогал, тоже работал на фабрике. Когда умер, мне было страшно. Но все преодолела, выдюжила. У меня прекрасные девочки, я их очень люблю. Уже есть и три правнука. Скучать мне никогда не приходилось. От тягостных дум мне всегда помогала работа, – продолжает рассказ наша героиня. – Зимними вечерами я много читаю и с нетерпением жду весну, когда можно заняться огородом. Хоть и трудно уже, но землю бросать не хочу, выращиваю свои помидоры, огурчики, картошку… Очень люблю цветы.
Так что, несмотря ни на что, жизнь продолжается. Главное, чтоб здоровье не подвело. В заключение этой мудрой, стойкой, мужественной женщине, перенесшей на своих плечах немало утрат и не потерявшей интерес к жизни, хочется пожелать оставаться такой же жизнерадостной и бодрой. Пусть здоровье будет Вам лучшим подарком, а внимание, забота и тепло близких – лучшей наградой за вашу прожитую жизнь. Ибо русская пословица гласит: только жизнь, прожитая с пользой, длинна. Пусть так и будет!

А.Сергеева
(Фото из семейного архива)

 

 

 

 

 

 

 

 

Вместе по дороге жизни

 

Крепка бывает та семья,
Где нет владений буквы «я»,
Где правит только слово «мы»,
Где есть совместные мечты.

День единения народов Беларуси и России – знаковая дата в жизни двух государств. Для большинства белорусов и россиян День единения символизирует нерушимость многовекового братства, стремление народов вместе строить свою жизнь и творить будущее. И сейчас все больше появляется межнациональных семей, готовых подтвердить эти слова своим крепким браком.Счастливая семья – это стимул, заставляющий каждого из нас совершать те поступки, которые делают наших родных счастливее. Важно, чтобы в любой семье было доверие и взаимопонимание, любовь и забота друг о друге. Именно все это есть у семьи Владимира Анатольевича и Валентины Николаевны Евстратенко. Прожив в браке 46 лет, они не растеряли своих чувств и по-прежнему счастливы. Сегодня наш рассказ о них. А начиналось все так…

Супруги Евстратенко Владимир Анатольевич и Валентина Николаевна


… Валентина родилась в г.Толочин Витебской области (между Минском и Оршей) в многодетной семье: помимо нее, были еще три сестры и брат.

-В семье я была самая младшая, – вспоминает Валентина Николаевна. – До сих пор в моем сердце огромная благодарность родителям, которые в те нелегкие годы сумели дать высшее образование всем своим детям. Кстати, в школе мы тоже учились хорошо. Две сестры окончили школу с золотыми медалями. Сейчас брат живет в Оренбургской области, одна сестра в Гомеле, две в Минске. Мы часто общаемся по скайпу, да и периодически приезжаем друг к другу в гости. Вот через неделю все соберутся на мой день рождения.

 После окончания школы Валя приехала к родственникам в г.Новозыбков, чтобы поступить в Новозыбковский пединститут на специальность «учитель химии и биологии».  На третьем курсе ее направили на практику в Злынковскую среднюю школу № 1, где она и познакомилась со своим будущим мужем Владимиром. Владимир – коренной злынковчанин.
Отслужил  2,5 года в Казахстане, в ракетных войсках. Уволен в запас командиром взвода в звании «старшина». Вернулся в Злынку, окончил заочно Новозыбковский сельскохозяйственный техникум, откуда и был направлен в злынковскую среднюю школу для прохождения практики.

-Высокий, красивый, как не влюбиться в такого, – продолжает Валентина Николаевна. – Он сразу мне понравился, да и я ему тоже. Мы встречались, гуляли по парку, ходили в кино. А в январе 1971 года – поженились и стали жить в Злынке. 

Как молодой семье – дали дом, в котором они живут и по сей день.
Оба супруга работали с Злынковском ПУ-31: Владимир Анатольевич был преподавателем физической культуры, заочно окончил по своей специальности  Гомельский государственный университет. Общий педагогический стаж его работы 36 лет. Валентина Николаевна 36 лет отдала  преподаванию химии и биологии, из них 15 лет работала там же завучем по воспитательной работе.

После рождения первого сына, Александра, я вышла на работу, когда ребенку было 10 месяцев, – говорит Валентина Николаевна. – Всего шесть месяцев я была в отпуске по уходу и после рождения второго сына, Ивана. Свою работу я очень любила, мне всегда нравилось заниматься с ребятами и уроками, и внеклассной деятельностью. До сих пор мои бывшие ученики, у которых уже свои семьи, общаются со мной, приходят в гости, поздравляют с праздниками. Всегда интересно узнать, как сложилась их жизнь.

С сыновьями(фото 1984г.)

За многолетний и добросовестный труд Валентина Николаевна награждена многочисленными грамотами, благодарственными письмами и медалями: она отличник профтехобразования РФ, награждена памятной медалью «В честь подвига партизан и подпольщиков», грамотами отдела образования и многими другими.
Владимир Анатольевич спорт полюбил еще со школы.

-Я любил играть в волейбол, на школьных и районных спартакиадах занимал призовые места. Три раза участвовал в первенстве России по волейболу, – делится воспоминаниями Владимир Анатольевич. – Участвовал в спортивных состязаниях и в армии, и в техникуме. Многие мои ученики связали свою жизнь со спортом: это И.В.Телкин, учитель физической культуры Денисковичской школы, Михаил Батурин, работает спортивный тренером, проживает в республике Беларусь, это и замечательные футболисты злынковского «Рубина» Алексей и Сергей Деевы, Александр Ермаков и многие другие.

У Владимира Анатольевича также много наград и грамот за достижения в спорте и педагогической деятельности.
В настоящее время супруги находятся на заслуженном отдыхе. Но отдыхать им некогда, так как у них  появилось много новых занятий. Садоводство и огородничество – не единственное их увлечение. Они еще и грибники, и ягодники. Дела  на усадьбе им не в тягость, они увлекают, дают жизненную силу и энергию. Каждое  утро супруги совершают утреннюю прогулку. А еще забота о детях и внуках…
Сыновья выросли. С  золотой медалью закончил школу старший сын, Александр, затем – учеба в Минске в политехническом институте по специальности «Роботы и робототехнические системы». В настоящее время живет в Минске, занимается предпринимательской деятельностью. Недавно и его сын порадовал бабушку и дедушку появлением на свет  правнучки Киры. Так что родословное древо Евстратенко прирастает новыми «ветвями»: в этой дружной семье подрастает новое поколение.
Младший сын, Иван, окончил Брянский педагогический университет по специальности «преподаватель трудового обучения». Работает в МРСК «Центра» ведущим инженером. Вместе с женой растят двоих сыновей.
На вопрос «В чем заключается секрет крепкой семьи и семейного благополучия» супруги ответили так: «В доверии, терпении, взаимопонимании и умении прощать друг друга».
Нерушимость этой семьи  основывается на верности и любви, бережном отношении друг к другу.
Так пусть же во всех семьях царят любовь и взаимопонимание!

О.Грищенко
Фото В.Сычева и из семейного архива.

 

.

Одно село на две республики

У каждого населенного пункта своя интересная история. Конечно же, общего у них много, но у каждого из них есть какое-то неповторимое и несравнимое отличие.

Мое родное село – Камень. Когда-то оно насчитывало более двухсот хозяйств, а население было далеко за тысячу. В наше село входили поселки Чехов, Заречье, Красный, Блудоновка, Писковка… В свое время здесь были мельница, церковь, свой колхоз. Самыми распространенными фамилиями были Смирновы, Давыденко, Зюзьковы. Но вот такая фамилия, как Шемякин, была одна-единственная на все село.

В книге учета сельскохозяйственного налога за 1955 г.зафиксированна фамилия П.М.Шемякина

Интересно то, что в нашем селе на Чехове проходила граница с Белоруссией, и проходила она так, что один дом левой стороны улицы уже находился на территории сопредельной республики, и был этот дом родителей белорусского советского писателя Ивана Петровича Шамякина – Героя Социалистического Труда (1981), лауреата Сталинской премии третьей степени (1951), члена ВКП(б) с 1943 года, академика На-циональной академии наук Белоруссии (1994).
Отец, Петр Минович Шемякин, работал обходчиком леса, а мать, Санклетия Степановна, была домохозяйкой. В семье было трое детей.

В школьные годы какое-то время у Ивана Петровича была дружба с моим дядей, Иваном Григорьевичем Зюзьковым. Потом их судьба развела: каждый старался найти свое призвание в жизни. Но им было суждено встретиться снова: эта встреча произошла во время войны, и уже до конца жизни они поддерживали тесные дружеские отношения.

.

Иван Петрович Шамякин и Иван Григорьевич Зюзьков

Дядя был военнослужащим. После  ухода в запас работал в музее Брестской крепости и навсегда связал свою судьбу с городом Брестом. А в дни командировок в Минск всегда находил возможность встретиться с Иваном Петровичем. К  ним порой присоединялся еще и другой известный белорусский писатель – Василь Быков.

Широкую известность Ивану Шамякину принес первый роман  «Глубокое течение».  Затем вышли в свет и другие не менее известные произведения писателя – «В добрый час», «Криница»…
В семейном архиве моей матери, Анастасии Григорьевны Зюзьковой,  бережно хранится книга И.П.Шамякина «Сердце на ладони» с его дарственной надписью, подаренная своему другу Ивану Григорьевичу Зюзькову, брату моей матери.
Март 31, 2017

 

А.Носовец

.

.

.

.

Ушел из жизни замечательный человек – Евгений Исаакович Шпаков ( 4 августа 2016 года ему исполнилось 82 года).

Всю свою жизнь он посвятил педагогической деятельности, воспитанию молодого поколения. В 1956 году Евгений Исаакович окончил физико-математический факультет Гомельского педагогического института им. В.П.Чкалова.В Вышковской средней школе трудовую деятельность начал с 1959 года: сначала учителем математики, затем с 1966 – заместителем директора по УВР. С августа 1985 года назначен директором Вышковской средней школы. Стаж педагогической работы по специальности 48 лет.

Евгений Исаакович давал учащимся глубокие, прочные знания, его отличала четкость и требовательность в ходе преподавания, уроки его всегда были продуманы, ребята с удовольствием занимались математикой. Он умело вел организаторскую и воспитательную работу, как с учащимися, так и с родителями.

Eвгений Исаакович – учитель от Бога, Человек с большой буквы, который всегда болел душой за свою школу, коллектив. Как пропагандист ряд лет руководил теоретическим семинаром для учителей, университетом педагогических знаний для родителей.

За добросовестный труд награжден почетными грамотами Минпроса РСФСР, юбилейной Ленинской медалью, нагрудными знаками «Отличник народного просвещения РСФСР» и «Отличник просвещения СССР», медалью «Ветеран труда». Указом Министерства просвещения РСФСР присвоено звание «учитель-методист».

Светлая память о Евгении Исааковиче Шпакове навсегда останется в сердцах его учеников, коллег по работе и всех, кто его знал.

Районный Совет народных депутатов, администрация Злынковского района, Вышковская СОШ

.

.

.

Трудом славен человек

Цыбульский Александр Павлович родился 15 марта 1937 года в деревне Федоровка. Он был младшим в семье, но это не значит, что ему во всем были поблажки. Нет, с малых лет он работал в колхозе: выполнял посильные своему возрасту поручения.

Перед призывом в армию стал бригадиром, хотя и окончил всего пять классов. Да, этому поколению не пришлось выбирать профессию по призванию, они работали там, где надо было Родине. Все мы знаем, какие это были тяжелые времена и для народа, и для страны в целом.

Учеба в СПТУ-5 позволила получить права тракториста.

– Но нам документы на руки не выдали, – вспоминает Александр Павлович, – а сказали, что мы направлены на работу в Брасовскую МТС. Там я работал весь 1954 год, а потом перевели на Злынковскую машинно-тракторную станцию, где тоже трудился год. Вспахивали поля в  Красном Камне и Добродеевке. Причем пахали и днем, и ночью. Норма за день – 7 гектаров.  Александр Павлович – на тракторе, а позади него на плугах – помощник, или как его тогда называли «прицепщик», он регулировал, где пахать мельче, а где глубже, следил за пахотой.

– Пахота должна была быть ровной, красивой,– рассуждал Александр Павлович, – чтоб смотрел на поле – и глаз радовался, а душа пела от результата работы. Ведь каждый труд должен быть в радость, тем более, что тракторист – это особая профессия, работа эта с землей-матушкой связана, кормилицей нашей…
А жена его, Нина Дмитриевна, ему вторит:

– Да, помню те времена, домой приходит – весь в пыли, грязный, одни глаза блестят. «Устал?» – спрашиваю. А в ответ слышу: «Нет! Норму выполнили и перевыполнили! День на славу удался!» Господи, и откуда только силы брались? Дома ведь тоже дел невпроворот было: и свой огород обработать надо, и хозяйство держали немалое. А сколько сил и времени заготовка кормов забирала! И все сами делали. Всего было.

Вместе Александр Павлович и Нина Дмитриевна прожили 56 лет. «И когда только время пролетело?» – удивляются супруги.

Смотришь на эту пару, и такая гордость за них берет. В общении они остались милы друг к другу, отношения их трепетны, видно, как друг друга  поддерживают, заботятся. Не в этом ли счастье – до старости так прожить?!
В Злынку из Федоровки супруги переехали в 2002 году.

– Раньше Федоровка была большой деревней: более 90 дворов тогда насчитывалось, колхоз там размещался, «Ленинец» назвался. Был откормочный пункт бычков, фермы молочно-товарные, – вспоминает А.П. Цыбульский. – К сожалению, время не пощадило нашу деревню. После 1960 года прошло объединение с колхозом «Красный Строитель» села Лысые. А наша деревня стала потихоньку вымирать, все меньше и меньше там оставалось жителей. Вот и мы тоже решили переехать в Злынку. Да и возраст наш уже пенсионный, хотя родному колхозу мы отдали немало сил, более чем по 40 лет отработали в сельском хозяйстве.

В семье у супругов трое детей. Они в свою очередь дедушке и бабушке подарили 4 внуков. Уже и четверо правнуков подрастают. Хоть и здоровье пошаливает, но пожилые люди ни на что не жалуются. Считают, что им крепко повезло, ведь они встретили друг друга, вместе счастливо живут и до сих пор. Главное – не поддаваться старости и болезням. А о чем еще тужить? Дети им помогают во всем. Одним словом, жизнь продолжается, а иначе и не может быть.
На днях Александр Павлович отметил свое 80-летие. Желаем ему крепкого здоровья, долголетия, мира, добра. Будьте счастливы!

А.Сергеева
(Фото из семейного архива)

Март 17, 2017

 

.

«Мне так повезло с Вами…»

«...Вспоминая свои школьные годы, мы считаем, что нам здорово повезло, что целых пять лет нас учила русскому языку и литературе наш классный руководитель Зинаида Григорьевна Зевако – талантливый педагог, учитель по призванию. С благодарностью и теплотой вспоминаем и ценим её за профессионализм, требовательность к себе и другим, за повседневный кропотливый труд, стремление к самоотдаче и творчеству… Низкий поклон за Вашу любовь к нам, доброту и верность учительскому долгу. Бывшие Ваши ученики».

«...Для многих из нас литература стала любимым предметом, наверное, потому, что преподавали ее Вы, Зинаида Григорьевна! Незабываемы были Ваши уроки литературы! На них мы познавали прекрасный мир искусства. Они будили наше воображение. Знакомясь с произведениями классиков, мы учились на примерах жизни литературных героев различать добро и зло, понимать, что такое счастье, дружба, любовь. И в чем смысл жизни…Спасибо Вам за труд Ваш нелегкий, за доброту и щедрость сердца, за мудрые советы, внимание и любовь… Ваша бывшая ученица…».
Уверен, что любой молодой школьный учитель мечтает услышать в своей жизни такие же теплые, душевные и благодарные слова от своих учеников. Это ведь высшая награда за нелегкий повседневный кропотливый труд педагога. И такой высочайшей награды (да и не одной!) была удостоена от своих бывших питомцев Зинаида Григорьевна Зевако. Таких талантливых педагогов в знак особого уважения еще называют – учитель от Бога.

У Григория Александровича и Анны Григорьевны Бобылевых 7 октября 1936 года родилась двойня: сын Николай и дочь Зинаида. Так случилось в их жизни, что    выбрали они одну профессию на двоих – стали школьными учителями. Николай (совсем недавно, к великому сожалению, ушедший от нас) почти всю жизнь проработал в средней школе поселка Любохна Дятьковского района, став ее директором; Зинаида более полувека преподавала в Вышковской школе, из них двадцать лет завучем.

Двойнята с братом

Детьми они пережили с родителями немецкую оккупацию, гибель на фронте под Гомелем отца, полуголодное послевоенное детство. Окончив семилетку, оба поступили в Злынковское педучилище, из которого через четыре года вышли в жизнь с красными дипломами отличников. Потом пути сестры и брата разошлись. Николай поступил в Новозыбковский педагогический институт, а Зинаида на курсы Брянского музыкального училища, работавшие при Трубчевском педучилище. Училась играть на домре, позднее самостоятельно освоила и пианино. Новозыбковский пединститут окончила позднее.

Первый выпуск, 1964 год

Первые шаги педагогической деятельности Зинаида Григорьевна сделала в Погаре, небольшом городке Брянщины, где вела музыкальные уроки сразу в двух школах города. Организовала хоровой кружок в школе, струнный музыкальный оркестр, с которыми выступала в составе агитбригады на предприятиях района. Одновременно она была избрана секретарем школьной комсомольской организации, в которую входили и ученики, и молодые учителя, активно вела общественную работу. Из-за тяжелой болезни матери Зинаиде Григорьевне пришлось вернуться в родной дом в Злынку. Заведующим районного отдела образования тогда работал Степан Петрович Щетинский, её бывший учитель из Злынковского педучилища. В то время заметный и уважаемый в городе человек. Он сразу нашел ей место в школе. Сначала работала учителем начальных классов, а вскоре получила предложение возглавить начальную школу в деревушке Нетеша, неподалеку от Злынки. И сюда четыре года едва ли не каждый день приходилось добираться, как удавалось: летом на велосипеде, зимой на лыжах, а чаще пешком. И в этой деревенской школе она организовала хоровой кружок и драмкружок, руководила всей художественной самодеятельностью, готовила концерты для односельчан. Выступала с докладами и лекциями среди жителей, которые заприметили молодую учительницу и избрали ее депутатом сельского совета.

Молодого, активного, а главное, способного педагога заметили и в районном отделе народного образования, в 1963 году перевели в Вышковскую среднюю школу. Здесь Зинаида Григорьевна вела и начальные классы, и музыку, и русский язык, и литературу. Ей доверяли проводить открытые уроки и мастер-классы для учителей района, и это несмотря на то, что она еще заочно училась в Новозыбковском пединституте. В 1985 году её назначили завучем по учебно-воспитательной работе школы. И, конечно, она продолжала преподавать русский язык и литературу, была классным руководителем, руководила методическим объединением учителей школы и района.

С сыном Сергеем

А еще были разные кружки для школьников, комсомольские собрания, слеты, трудовые десанты, субботники, соревнования,олимпиады, турпоходы и поездки по другим городам с посещением музеев и достопримечательных исторических мест: Брест, Чернигов, Гомель, пол-Брянщины… И вместе со всеми школьниками всегда был их любимый и уважаемый руководитель и воспитатель – Зинаида Григорьевна. Были и занятия по     краеведению со школьниками, проводилась поисковая работа и переписка с ветеранами и известными земляками. Из года в год с её участием пополнялись новыми материалами и экспонатами стенды школьного музея. Она находила время на заметки, статьи для районной газеты, интервью для её корреспондентов. А еще украдкой писала стихи и рассказы, нет, не для печати, для себя и своих близких: сына, дочери, внучат. Вот строчки одного из них:

Вновь весна в права свои вступила:
растопила в поле снег и лёд,
в край мой дорогой и любимый
стаи журавлей направила в полет.
……………………………......................
Вот и пришло грибное лето,
зелёный луг, как дивный сад,
пахуч и свеж в часы рассвета,
и птичий хор приходу лета рад.

В 2005 году в Новозыбкове вышла книга Леонида Выкочко «Как это было». Это страницы истории народного образования юго-западных районов Брянской области. По просьбе автора, материал на 30 страницах о Маловышковской школе собрала и подготовила Зинаида Григорьевна. Автор не забыл упомянуть в своей книге о тогдашнем завуче этой школы: «Всё своё творческое вдохновение она отдавала любимому делу и коллегам. Каждый день её жизни наполнен до предела: свои уроки, посещение уроков учителей, беседы с педагогами, учениками и их родителями. Поразительна её работоспособность, талант, жизнелюбие и оптимизм».

Встреча с выпускниками

Сама Зинаида Григорьевна всегда считала, что  «учительский труд – постоянный поиск, а учитель всегда в пути. Нельзя останавливаться на достигнутом, надо искать новые методы, более прогрессивные, более приемлемые для обучения ребят. А для этого необходимо не только учить, но и учиться самому, быть в курсе всего нового, передового, уметь правильно применить это передовое в своей работе». Не удивительно, что Вышковская школа со временем стала базовой в вопросе повышения квалификации педагогов района, роста их мастерства, в школе работало несколько методических объединений учителей по разным предметам. Это позволяло им не отставать от требований жизни. На базе школы неоднократно проводились семинары для завучей района. И Зинаида Григорьевна, являясь самым опытным заместителем директора школы, становилась мудрым наставником для своих более молодых коллег.

Однако время бежит неумолимо. В 2006 году ушла на заслуженный отдых и Зинаида Григорьевна. За трудовую жизнь собралась немалая коллекция почетных грамот, дипломов и благодарностей: от районной и областной администрации, от отделов образования района и области, от Министерства просвещения РСФСР. Она награждена знаком «Отличник народного просвещения РСФСР», медалью «Ветеран труда СССР», другими памятными и заслуженными наградами. Новые поколения педагогов сменяют своих предшественников, не забывая при этом обращаться за мудрым советом и реальной помощью к заслуженным ветеранам школы. Обращаются и к Зинаиде Григорьевне, отказа в этом у неё  никогда нет, если надо, и в школу зайдет, благо, что та в двух шагах от дома. Ныне очень радуют её сердце письма от бывших учеников и выпускников школы со словами любви и искренней благодарности: «Мне так повезло с Вами…», «Я счастлива, что Вы есть в моей жизни…», «Мы Вас никогда не забудем!». Ради такой оценки – стоит жить! И ради таких вот пожеланий: «Пусть жизнь Ваша будет прекрасна. Пусть житейские трудности и горести не убавят Вашего оптимизма, жизнелюбия и веры в лучшее будущее России!». От всей души присоединяемся к этим замечательным пожеланиям в адрес нашей дорогой Зинаиды Григорьевны.

В. Комовский

Март 13, 2017

.

.